Вход

Логин
Пароль
Войти используя свой аккаунт в социальной сети

Регистрация

Логин
пароль




Зарегистрироваться используя свой аккаунт в социальной сети

Похожие репортажи

Похожие телепередачи

Репортажи

17.10.2016 15:47

ДЕТИ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ

Эта история прогремела на всю страну – как приемные и родные родители делят детей. Давайте задумаемся более широко – как так получается, что детишек швыряют, как неодушевленные предметы – то в детдом, то к одним, то к другим?

Гремим на всю страну. Конфликт двух кинешемский семей - уже в федеральных СМИ. Ничего нового: споры и взаимные обвинения. Это Малеевы - биологически родители Карины и Егора. Пили, дебоширили, не работали. В правах на детей их ограничили. Сейчас они вроде как исправились, захотели вернуть малышей, и суд в очередной раз пошел им навстречу. Только это отнюдь не "хеппи энд". Мамой и папой Карина и Егор считают других людей - Ольгу и Валерия Курдюмовых, которые взяли крох Маугли под опеку, подарили счастливое детство. Длинною в год. Были твердо уверены: в их семье дети останутся навсегда. Буквально за несколько дней из героев эти люди превратились в злодеев и уголовников. Нашим сюжетом заинтересовался следственный комитет. Вдруг выяснив и опубликовав на своем сайте, что Валерий Курдюмов трижды судим. А его супруга Ольга, которая как и раз и является официальным опекуном, оказывается, предоставила поддельные справки о доходах. На нее заведено уголовное дело. Дети были тут же изъяты и отправлены в казенный дом. Масла в огонь на "Пусть говорят" подлила кинешемка Ольга Годунова. На программе она говорила одно, но в эфире вышло другое. Женщина на чистом глазу заявила: в ее семье произошла беда - муж получил травму. Органы опеки, мол, посчитали, что детей из такой семьи проще забрать. Чтобы, делает вывод кинешемка, отдать Курдюмовым.  

"А то они могли бы попасть в семью Курдюмовых. Так же над ними бы стали издеваться, как над детьми Натальи Малеевой. Дети ему, как таковые, не нужны. Ему нужны деньги и слава за счет этих детей".

Не только Курдюмовы тут предстают злодеями, но и кинешемские органы опеки. На саму программу представители не приехали. Но после ее выхода, как нам рассказал Валерий Курдюмов, руководитель местной соцзащиты Нина Гущина собрала всех у себя в кабинете, чтобы в очередной раз разобраться в конфликте. Выяснилось следующее: к "разоблачительнице" Ольге Годуновой после записи передачи вновь приехали от Первого канала.

Нина Гущина, руководитель соцзащиты:
- Меня интересует фраза: детей изъяли органы опеки...
Ольга Годунова:
- Они так захотели. Они приехали ко мне с бумажкой и сказали продиктовать, что там есть...
Валерий Курдюмов:
- Ты интервью по бумажке давала?
Ольга Годунова:
- Дома? Того, что я сказала на телевидении, вообще не было, они все вырезали... Да, по бумажке.

Как оказалось, Ольга Годунова сама попросила опеку на время устроить детей в детдом. Там не отказали. Но плевок в спину получили. Вообще, общественность обвинила именно  органы опеки в конфликте Малеевых-Курдюмовых. Якобы, работают спустя рукава или еще хуже - из материальной заинтересованности. Главные вопросы. Первое: если биородители были лишь ограничены в правах, зачем детей пристроили в другую семью? Второе: почему, отдавая детей, не обратили внимания на судимости Валерия Курдюмова? И третье: не проверили справки от Ольги. В этом мы и попытаемся разобраться. А также выясним, сколько еще семей могут стать заложниками подобной ситуации. Итак, для начала разберемся. В России много, но основных три формы устройства детей. Усыновление - когда дети по статусу приравниваются к кровным, чье воспитание - исключительно забота родителей. Второе и третье - опека и приемная семья. Похожие истории. Разница в том, что опекуны получают лишь пособие на содержание ребенка - 5 411 рублей. Приемный же родители по сути заключают с государством договор на оказание возмездных услуг, им плюсом к пособию выплачивается еще и зарплата - прожиточный минимум, 7500. Как поясняют в опеке, да, они оценивают жилищные условия, благосостояние потенциального родителя. Но какого-то минимума по доходам для заявителя не существует, ведь законом предусмотрена поддержка. А потому вообще не понятно, для чего и по чьей наводке Ольга Курдюмова предоставила поддельные справки. И почему следствие "зацепилось" за этот факт. Ну, а что касается членов семьи, закон требует только их письменного согласия на прием ребенка. Дополнительные запросы - нарушение.

Елена Стахеева, начальник отдела по опеке и попечительству департамента соцзащиты:"Проверка, процедура проверки сведений, например, об отсутствии судимости у членов семьи кандидата в опекуны, не предусмотрена действующим законодательством, нет таких полномочий у органов опеки".

Закон плох ли, хорош, к исполнению обязателен. И согласно ему, органы опеки должны сделать все, чтобы ребенок не попал в детский дом. Лучше в замещающую семью. И если бы те же Карина и Егор не попали к Курдюмовым, то могли уехать, например, в Хабаровск. Поскольку база - единая, федеральная. Схема такая: потенциальный родитель проходит обучение, оформляет документы. Знакомится с анкетой ребенка и отправляется в детский дом. Сначала - круглый стол со специалистами: медик рассказывает о здоровье малыша, психолог - его эмоциональном самочувствии, соцпедагог - о его статусе. Только потом - встреча с ребенком. И 10 дней на размышление. Каждого потенциального родителя предупреждают: риск есть, что ребенка придется вернуть. Ведь даже при лишении прав, не говоря об ограничении, биологическая мать может заявить о себе. Если только ребенок не усыновлен.

Ольга Соловьева, директор детского дома "Родничок":"Мы говорим: знайте, возможно, ребенок вам не навсегда, потому что, если мать одумается, если снимут с нее судом ограничения, она исправится, вы должны возвратить ребенка, об этом знают все. Но они надеются. Если лет 7 назад было так, что как-то мы больше были склонны к тому, что рисковать можно, потому что редко, когда мать восстанавливалась в родительских правах, то сейчас другая ситуация".

Сейчас биородители чаще напоминают о себе. Мотивы разные: осознали ошибки, недополучили материнский капитал или сруб с участком. Но детей назад по-прежнему получают единицы: не больше 10-и в год. Например, в прошлом году в регионе было 300 социальных сирот. И каждый из них, в общем-то, мог попасть в историю, как у Малеевых-Курдюмовых. Но на памяти, например, Елены Стахеевой за 20 лет такой случай был один. Тогда одинокая бездетная учительница взяла под опеку девочку. Как родную полюбила ее, но спустя год объявилась биомама. Наступив себе на горло, опекун вернула ребенка. Для ее же блага, без скандала.

Елена Стахеева, начальник отдела по опеке и попечительству департамента соцзащиты:"Конечно, для этой женщины это была трагедия. Прошло время. После этого женщина усыновила еще двоих ребятишек - мальчика и девочку. Ну, а та девочка... Там тоже, в принципе, все хорошо".

Жизнь - не математика. А дети - не стулья, которые можно переставлять из комнаты в комнату. И нет ли в такой политике государства лукавства: пристраивая крох - даже на время - в семьи, сокращает расходы на их содержание, да и вообще число детских домов? Приоритет политики государства - воспитание ребенка в кровной семье. Это - детский дом "Родничок". Из 16 воспитанников 11 находятся здесь по заявлению родителей. То есть родители сами попросили помощи в трудный момент. И это - общая тенденция. Большинство крох сюда мамы привели за руки. Максимум на год. Еще одна. достаточно новая. поддержка государства кровных семей. Что бы ни говорили про детдома, условия - санаторные. В группе - 4-8 человек. Шестиразовое питание, игрушки. Здесь, не скрывает персонал, детки выхаживаются. Порой и не вспоминают про маму и папу.  

Елена Петрова, воспитатель детского дома "Родничок":"Вы знаете, у нас такая обстановка домашняя. И вроде бы не хотят, не вспоминают. И мы стараемся им сделать такую атмосферу домашнюю, чтобы им было здесь комфортно, уютно".

Сколько можно давать шансов биородителям? Всегда ли с ними ребенку лучше? Вячеслав и Елена - примеры для подражания. Когда родному сыну исполнилось 5 лет, решили взять из детского дома девочку. Никого не выбирали. Просто увидели большие глаза крошечного человечка.

Вячеслав и Елена Лукичевы:"Первый раз мы ее взяли на на выходные. Мама с дочкой уже не смогли разъединиться. Даже на будний день. Плакали, когда их отрывали друг от друга. Было тяжело, да. Сразу поняли, что это наш ребенок. И она нас сразу приняла, хотя ребенок практически не разговаривал в 3 года. Дикая она была. Появилась Настя, прошло 5 лет, у нас появился дом, мы хорошо встали на ноги. И мы поняли, что мы готовы и мы хотим взять еще ребенка в детском доме. Пошли за Илюшей. А получили двух по цене одного".

Лукичевы понимают: шанс ничтожно мал, но лишенная прав биологическая мать мальчишек однажды может постучать в их дом. Думать об этом не хотят и не сдадутся и с боем. Ведь для них эти два мальчика - уже не "государственные" дети. Это их, родные.

Дарья Костина, Денис Железов. Программа "Губерния"

  • оцените новость:
  • 
    
    (1)
  • 1593
  • 1

Комментарии (1)

Вам нужно войти, чтобы оставлять комментарии
Логин
пароль
Войти используя свой аккаунт в социальной сети
Или пройти стандартный процесс регистрации
    • 0
    Ещё одно оценочное суждение от федеральной газеты "Культура":
    portal-kultura. ru/articles/syuzhet/140545-chuzhie-deti/


Новость дня