В Иванове психически больным признают на основании устаревших методичек

В Ивановское областное общество прав человека обратилась гражданка Н с жалобой на действия сотрудников главное бюро медико-социальной экспертизы по Ивановской области (далее - ГБ МСЭ)
 
В 2017 году Н обратилась за установлением группы инвалидности в связи с имеющимися у неё тяжёлыми соматическими заболеваниями. По результатам её обследования в сентябре ей была установлена 3-я группа инвалидности.
Будучи не согласна с таким решением, она его обжаловала, стала проверять документы по своему делу и обнаружила некоторые нестыковки.

После её обращения с жалобой на решение МСЭ её направили на повторную экспертизу, но добавили почему-то обследование у психолога (чего раньше не было), которая по результатам тестирования и собеседования сказала Н, что отклонений от нормы у неё нет, и ни к психотерапевту, ни к психиатру ей обращаться нет необходимости (есть запись на диктофоне).
Однако при ознакомлении с документами дела Н обнаружила, что письменное заключение психолога от 14 сентября 2017 года, вложенное в дело по результатам обследования Н, заметно отличается от того, что психолог сказала ей устно: на словах психолог сказала, что Н в психологическом плане здорова, а письменно (не уведомляя пациентку) выявила некие отклонения и рекомендовала ей наблюдение и лечение у психотерапевта!
 
Н обратилась в суд, добиваясь отмены вышеуказанного заключения психолога, предполагая, что заключение послужило для назначения ей только 3-й группы инвалидности.
В решении Ленинского райсуда указано, что, рассматривая дело, суд принял во внимание разъяснения представителей ГБ МСЭ о том, что заключение психолога было дано только на тот момент, когда проводилось исследование, что результаты обследования, изложенные в заключении психолога от 14 сентября 2017 года, носят рекомендательный характер и сами по себе не нарушают прав истицы.
Суд посчитал, что экспертиза не повлияла на назначение 3-й группы инвалидности вместо 2-й.

Дальнейшее разбирательство в обстоятельства этой истории выявили следующее.
Оказалось, что таблицы в «Методике определения уровня невротизации и психопатизации (УНП)», утвержденные министерством здравоохранения в 1980 г. не совпадают с таблицами, которые использовала психолог при её обследовании. Эти неверные таблицы имеются также во всех документах, представленных в суд ответчиком. По таблицам настоящей методики она здорова.
Кроме того и.о. директора Национального медицинского исследовательского центра психиатрии и неврологии имени В.М. Бехтерева, д.м.н. В.А. Михайлов на запрос адвоката ответил:
«Методика «Уровень невротизации и психопатизации» (далее по тексту – Методика УНП) была разработана в 70-х годах ХХ в.
В ходе дальнейшей научно-исследовательской работы под воздействием ряда объективных причин (существенной трансформации общественного сознания, общественных нормативов и т.д.) Методика УНП подверглась существенной переработке и на сегодняшний день с точки зрения применимости существует только Методика «Уровень невротизации» (УН), разработанная в 1999 г.
Методика УНП была признана потерявшей необходимую психодиагностическую валидность и не подлежащей применению в качестве психодиагностического тестового инструмента, о чем были сделаны соответствующие публикации»
 В ответе Федерального бюро МСЭ указывается, что методика УНП не запрещена, а лишь не рекомендуется.
 
Получается, что психолог работала по Методике УНП, отменённой ещё в 1999 году, причём не с настоящим текстом и ключами, которые указаны в самой методичке, а взятыми из некого учебника, в котором они искажены.
В настоящей Методике УНП, утверждённой замминистра здравоохранения РСФСР, более 40 страниц, а в учебном пособии она изложена на 5 - в непригодном для реального использования виде.
То, что выдается в учебнике и в публикациях в Интернете, не является Методикой УНП; это всевозможная отсебятина, которую нельзя применять для обследования, тем более делать на основании этой шелухи какие-то выводы о здоровье и психологическом состоянии людей!

Перечислим участников процесса.
В первой инстанции в Ленинском суде дело рассматривала судья Е.А. Оленева. По аналогичному обжалованию, связанному с этой экспертизой, судья И.В. Пискунова. Ответчиками в судах выступали руководитель-главный эксперт по МСЭ ФКУ «ГБ МСЭ по Ивановской области» С.А. Уповалов и его представители-подчиненные.
В областном суде дело рассматривали судебные коллегии по гражданским делам в составах: председательствующая М.В. Миллер, судьи М.М. Дорофеева, Е.В. Рогожина; предс. М.В. Миллер, судьи Н.В. Земскова, М.В. Чайка; предс. А.А. Хрящёва, судьи И.Ю. Копнышева, Н.Ю. Белоусова.

Во всех судах гражданка Н призывала судей разобраться в ситуации, сделать запросы в центр им. Бехтерева о предоставлении действительного текста Методики УНП
Указывалось и на то, что в отношении тысяч людей уже проведены и будут проведены недостоверные тестирования по фальшивым ключам из «учебника». В запросах ей все суды отказали.

Руководитель облбюро МСЭ С.А Уповалов и его подчиненные-представители в судах настаивали на том, что они действовали так, как кто-то им сверху рекомендовал, раз «Методику УНП» никто не запретил, значит ей можно пользоваться, инвалидность заявительнице дали, значит, ничьи права не нарушены, надо в исках отказать.
И суды спокойно утвердили эту позицию.

Но почему применяется «учебник» вместо настоящей Методики УНП?
Почему, если её не рекомендуют применять с 1999 года она до сих пор применяется в искажённом виде?
А не хотят ли рекомендующие и причастные к ситуации сами протестироваться по «учебнику» на предмет невротизации и психопатизации?

Сергей Вальков,
координатор Общественной организации «Ивановское областное общество прав человека»


Нашли ошибку? Выделите мышкой и нажмите Ctrl+Enter
25.03.2020 23:37 12698 0
За
43% (3)
Против
57% (4)

Комментарии: 0