ПОЧЕМУ СВЕТЛАНА РОМАНЧУК ДОЛЖНА БЫТЬ ОПРАВДАНА

Романчук.jpeg


Дело против бывшего руководителя Департамента здравоохранения Светланы Романчук "Барс" освещал достаточно подробно. 
Похоже, на этой неделе судебное разбирательство будет завершено и вынесен приговор. 

Убийцам дают меньше, чем запросили для Романчук 

Если изложить суть обвинения Романчук в двух словах, то выглядит все маразматически: она заставляла главврачей (кого-то под угрозой увольнения) заключать договоры на обслуживание медтехники в госучреждениях здравоохранения с государственной компанией.  
С точки зрения ФСБ и прокуратуры – это уголовное преступление и за это можно потребовать 5 лет тюрьмы, что сопоставимо с наказанием убийцам. (Условный срок при этом не отменяет сам масштаб наказания) 
В этом они солидаризировались с бывшим уголовником Арутюняном, который и выступил «фронтменом» этой дивной истории, уверяя всех, что очень пострадал из-за этих указаний Романчук. 

О коррупции на рынке обслуживания медтехники  
То, что наша правоохранительная система находится в какой-то параллельной вселенной я испытал на своей шкуре. Но дело Романчук – это нечто запредельное. 
Наверное, в каком-то идеальном мире существует рынок обслуживания медтехники, где идеальные фирмы честно конкурируют за больницы и, выигрывая контракты, идеально ремонтируют оборудование.  
Но в Ивановской области все совсем не так.  
Во-первых, аукционная система заключения договоров привела к тому, что контракты получают те, кто занижают цены в 10-15 раз. Качество обслуживания медтехники – соответствующее. Ну как можно обслуживать крупную больницу за 2-5 тысячи рублей в месяц?! 
Во-вторых, отсутствует хоть какой-то государственный контроль за результатами такого «обслуживания» и ремонта.  

То, как замечательно работает «аукционная система», иллюстрирует следующий  факт.  
В марте 2016 года состоялся аукцион на плановый ремонт техники. Цена аукциона упала с 3,8 млн.руб. до 248 тыс.руб. (Кем и как в таком случае определялась начальная цена?!) 
Через неделю после заключения контракта с ООО «М7 СИС» по инициативе исполнителя и без всяких для него последствий контракт расторгается. А еще через некоторое время ООО «М7 СИС» получает 5 контрактов на тот же объем работ, но уже за 1 млн.руб. – то есть в 4 раза выше аукционной цены.  
 
Отсутствие хоть какого-либо контроля – в еще паре историй. 
Когда специалисты «Медтехники» выиграли контракт с «Куваевской больницей» на «ремонт техники», оказалось, что оборудование, которое, якобы, подлежало ремонту было полностью исправно. (А конкурентом выступал г-н Арутюнян, который, вероятно, отлично об этом знал)  
В «Медтехнике» утверждают: проверки в Лухской и Тейковской больницах показали, что контракты по ремонту либо были совсем не выполнены, либо выполнены частично – но денежки фирмам были аккуратно переведены. Техника при этом вполне могла работать в неисправном виде.  
Я прочитал несколько актов проверки на этот счет – таких фактов не один и не два. 

Ну, а теперь представьте себя на месте начальника Департамента здравоохранения, который вот за весь этот бардак должен отвечать перед больными. Решение любыми способами передать ремонт техники под контроль госкомпании выглядит вполне разумным.  
Можно, конечно, заниматься чистоплюйством и спорить по поводу методов, которыми Романчук добивалась цели – но я вас уверяю, что так действовали и действуют все в правительстве Ивановской области, если хотят добиться результата.  

Немного эмоций 
Потому в истории с Романчук меня удивляет бесхребетность всех, кто к этому имеет отношение.  
Молчал губернатор Коньков. Точнее, он не просто молчал – в своих показаниях он «сдал» Романчук и назвал своего собственного зама, которую он долго уговаривал прийти на пост -  «психически неуравновешенной».  Мол, ничего ей не поручал, ничего не знал. При этом он подтвердил, что Романчук информировала его о коррупции в больницах, но он ничего не предпринимал.  
Партия «Единая Россия», коллеги Романчук в областной Думе – я уверен, зная о бредовости предъявленных обвинений, «ушли в тень». Не выступили с поддержкой, не провели собственную проверку. Поставили крест на человеке, который много сделал для этой самой партии.  
А медицинское сообщество?! (Тут я оставляю за скобками тех, кто дрожал за свое кресло и тех, кто воровал на ремонтах. Я – про честных врачей) Что, не знали как устроен этот рынок? Неужели не чувствовали, что этот бардак в первую очередь бьет по пациентам и необходимы кардинальные действия? Возможно, предложенное Романчук решение – не самое лучшее. И она – не ангел. Но чего вы молчите? Вы действительно считаете – что вот все это тянет на уголовное дело с 5-ти летним сроком?! 

О юридической стороне дела 
Далее все будет несколько скучно, но важно. 
Следствие сосредоточилось на доказательствах того, что Романчук заставляла врачей подписывать договоры с «Медтехникой».  

Но такие действия становятся уголовным преступлением только если:  
- они выходят за пределы ее полномочий 
- повлекли нарушение прав и законных интересов организаций или охраняемых законом интересов общества и государства 
- такое нарушение прав должно быть существенным 

Выходит ли за пределы полномочий начальника Департамента здравоохранения стремление прекратить бардак и коррупцию с ремонтом медтехники в больницах путем создания преференций госпредприятию? 
Как правильно распорядиться своими полномочиями: зная про эту самую коррупцию, бросить обслуживание медтехники госбольниц на волю аукционов с понятным результатом или жестко все административно контролировать? 
Являются ли законными угрозы увольнения подчиненным, которые не выполняют твое распоряжение? (Угрозы, кстати, не были воплощены в жизнь даже по отношению к тем, кто ослушался) 
Все эти вопросы риторические. 

Уголовный кодекс говорит: если превышение полномочий совершено для устранения опасности, угрожающей интересам общества или государства, и эта опасность не могла быть устранена иными средствами, то такое деяние не может быть признано преступным.  

Романчук использовала свои полномочия в тех целях, которые были ей определены законом; сама по себе угроза врачам увольнением (давайте поверим некоторым главврачам, что она была) не говорит о превышении этих самых полномочий. 

Но даже если предположить, что главврачи действительно очень страдали от того, что их заставляли подписывать договоры с «Медтехникой», то в чем же нарушение прав граждан и каких-либо организаций? 
Ведь если нарушены чьи-либо права, то эти граждане и юрлица должны быть в списках потерпевших. Но потерпевших по делу вовсе нет. То есть как бы следствие тем самым говорит: никто не пострадал.  

Может быть, пострадал бюджет больниц?  
Но часть врачей утверждает, что с «Медтехникой» было работать одно удовольствие, цены были ниже, чем у конкурентов; кто-то ругает качество работы этой компании по чем зря и утверждает, что цены завышались; кто-то вовсе не видит разницы между игроками на рынке. Кому верить? 
В деле нет документов, экспертиз, которые однозначно бы установили нанесение кому-либо ущерба. Нет и расчетов по потере прибыли кем бы то ни было из игроков рынка. Более того – все действия главврачей по работе с «Медтехникой» не признаны незаконными. То есть получается, Романчук обвиняют в том, что она, «превышая полномочия», заставляла врачей совершать законные действия!  

Пострадали ли интересы общества и государства? 
Решением Арбитражного суда установлено, что Департамент здравоохранения был не вправе «рекомендовать» главврачам что-либо, поскольку это нарушение конкуренции, а создание конкурентной среды – это вроде как государственная задача и необходимо обществу для получения недорогих услуг. 
Но отвечает ли в данном случае такая конкуренция, которая сложилась в Ивановской области, интересами общества или государства? И почему этот вопрос вообще не обсуждался в суде?  
(К слову: если бы «Медтехника» из-за созданных конкурентных преимуществ получила бы гигантскую прибыль от больниц, то прибыль вернулась бы в бюджет – а значит, государство точно не осталось бы в накладе)  

Поскольку никто не может достоверно установить наличие какого-либо вреда, не проведена и оценка существенности вреда, что является одним из составов преступления. 
Пленум Верховного суда, к примеру, требует, чтобы при оценке «существенности» оценивались «…степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу организации, характер и размер понесенного ею материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им физического, морального или имущественного вреда» 
Ничего этого суду не представлено, а свидетельские показания противоречивы и не имеют документальных подтверждений в виде расчетов и экспертиз. И как суд будет выносить решение?  

По совести, по справедливости – Романчук должна быть оправдана. Это явно не уголовное преступление. 
Ее решение – в чем-то авантюрное и непродуманное и, наверное, для некоторых главврачей обидное – реализовывалось ею в интересах больных и для устранения вполне понятной опасности. Интересы общества и государства уж точно не пострадали.  

Сергей Кустов 
«ГУБЕРНИЯ. Итоги» 

PS-1. 
Поймал себя на мысли, что приговор Романчук – это приговор и Конькову, и Ильюшкину, и еще ряду госслужащих, которые в моем уголовном деле рассказывали следствию, как осуществляли давление на СМИ – то есть превышали свои полномочия.  
Думаю, что надо будет по результатам «дела Романчук» написать соответствующие заявления в Следственный комитет на этот счет. Ведь прецедент вот-вот будет создан. 

PS-2. 
Весь этот текст не означает, что Романчук - идеальный начальник Департамента. Ее есть за что критиковать, а может быть, кто-то и лучше справился бы. (Она, к слову, на этот пост и не стремилась)  Но в данном случае это точно не имеет никакого отношения к уголовщине. 
Нашли ошибку? Выделите мышкой и нажмите Ctrl+Enter
03.12.2018 18:29 306 0
За
100% (3)
Против
0% (0)

Комментарии: 0