Ивановского журналиста избили в полиции и по сфальсифицированным доказательствам посадили на 3 года в тюрьму

Егвеньев.png

Так считают его адвокаты и верить тому есть серьезные основания. Из дела пропадают улики, свидетели и понятые путаются в показаниях, а следователи отказывают в ходатайствах защиты.

29 ноября ивановского журналиста Андрея Евгеньева суд Москвы приговорил к 3 годам лишения свободы за хранение наркотиков. Для всех кто его знал, это было шоком: по словам друзей, он не курит и ведет здоровый образ жизни. 
Евгеньев работал на «Ивтелерадио». Несмотря на наличие отсрочки, прошел военную службу на Черноморском флоте. Награжден медалью Минобороны «За возвращение Крыма». После службы слетал в Севастополь, снял фильм о своем корабле «Ивановец». С июля 2016 года работал на телеканале «Звезда» редактором соцсетей.  
Я не знаю Андрея лично, но решил ознакомиться как с позицией обвинения, так и с позицией защиты. Чтобы разобраться в этой истории, я прочитал десятки страниц дела, приговор, ряд документов - и вот, к каким выводам пришел… 
 
СУТЬ ОБВИНЕНИЯ 
13 октября 2016 года оперуполномоченные И.Поляков, А.Аношенков вместе с начальником районного отдела уголовного розыска В.Горнеевым весь день патрулировали в Москве (в районе ул. Народного Ополчения, д.46) - якобы, из "секретного источника" были получены приметы находящегося в этом районе наркомана. 
В 23:50 они остановили на улице Андрея Евгеньева, предъявили удостоверения, на что тот стал убегать от них. Аношенков догнал Евгеньева, надел наручники. 
Евгеньева доставили в полицию (ул.Авиационная, д.68, корп.2) 
14 октября с 00:10 до 00:30 оперуполномоченный Е.Федотов произвел личный досмотр при участии понятых М.Анхимюк и М.Старостина. Из карманов джинсов Евгеньева были изъяты два свертка наркотического вещества. 
14 октября в 03:30 Евгеньева зафиксировали в книге учета доставленных в отдел полиции, а в 12:40 был оформлен протокол задержания Евгеньева. 
14 октября по результатам медосвидетельствования у Евгеньева было установлено состояние опьянения каннабиноидами. (Экспертиза была поставлена защитой под сомнение, но новую следствие проводить не стало)
8 июня 2017 года судья Хорошевского районного суда г.Москвы В.Котенёва вернула дело прокурору на том основании, что в обвинительном заключении не верно указано время и место совершения предполагаемого преступления. Судья указала на то, что мобильник Евгеньева показывал, что в полицию он был доставлен уже в 21:39, а не в 23:50. 
29 ноября 2017 года судья Хорошевского районного суда г.Москвы Д.Зиняков при участии прокурора К.Сердюковой признал Евгеньева виновным в хранении наркотиков без цели сбыта в крупном размере (ч.2 ст.228 УК РФ) и приговорил Евгеньева к 3 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима, (минимальное наказание по статье), при этом было зачтено время содержания под стражей с 13 октября 2016 года. 
Приговор обжалуется, не вступил в законную силу. 

ПОКАЗАНИЯ ЕВГЕНЬЕВА в день задержания 
13 октября Евгеньев возвращался от знакомого по имени Давид, которому вернул свой долг – 500 руб. 
Примерно в 21:20 рядом со станцией метро «Октябрьское поле» его остановили ДВА молодых человека в гражданской форме, предъявили удостоверения сотрудников полиции и потребовали следовать за ними в автомашину без опознавательных знаков полиции. Он подчинился без оказания сопротивления. 
В полиции с ним беседовали два сотрудника, представившиеся как Денисов (Аношенков?) и Поляков. Они говорили, что Давид – наркоторговец, и они читают их переписку в телефоне через сеть «ВКонтакте». Один из них во время разговора подложил в карман куртки Евгеньева кубик размером с половину ногтя, названный им «гашишем». 
Около 23:30 были приглашены двое понятых, в присутствии которых был изъят «кубик», который ранее был положен в куртку сотрудником полиции. 
После ухода понятных вошел третий полицейский, назвавшийся начальником, (Горнеев?). Он стал склонять Евгеньева к «проверочной закупке» в отношении Давида: «Он оскорблял и унижал меня в грубой форме. Двое сотрудников держали меня за руки, а «начальник» бил меня ладонями по щекам, хватал за горло, придушивал меня за шею, бил кулаками в область солнечного сплетения и паха. Он приспустил брюки и угрожал мне сексуальным насилием» 
«Начальник» засунул Евгеньеву в джинсы два свертка и говорил, что когда их изымут, Евгеньева привлекут к ответственности за тяжкое преступление. 
Через некоторое время на новый досмотр были приглашены еще двое понятных (они не участвовали в первом досмотре), были изъяты два свертка, которые были подброшены «начальником». 

ПОЧЕМУ ИЗ ДЕЛА ПРОПАЛ ТЕЛЕФОН 
Когда в июне 2017 года судья В.Котенёва вернула дело прокурору, то базировалась на данных мобильного телефона Евгеньева. 
Из детализации соединений следует, что его мобильник находился в отделении полиции уже в 21:39. Свидетель Попова пояснила, что ее разговор с Евгеньевым (по биллингу - в 21:04) был прерван неизвестными, голоса которых она слышала. (Вероятно, это и были полицейские, задерживающие Евгеньева). Далее до него никто (в том числе мать) дозвониться не могли ни в 21:20, ни в 22:30. 
То, что мобильник был при Евгеньеве А.А. в момент задержания «точно» подтвердил в суде задерживавший его Аношенков. Кроме того в деле присутствуют фото с телефона Евгеньева, которые производились другим опером -  Поляковым. 
Однако телефон «пропал», а судья Д.Зиняков записал в приговоре, что раз в протоколе досмотра ничего не указано про телефон, значит, его и не было. 
В апреле 2017 года защитники подали в следственный комитет заявление об утрате (краже?) телефона сотрудниками полиции – но процессуальное решение по данному заявлению так и не было выдано, а устно было сообщено, что «заявление не рассматривается как заявление о преступлении». 
Телефон из дела «пропал» не просто так. Это единственная улика, которая свидетельствует о том, что Евгеньева задержали на 2 с лишним часа раньше, чем указано в документах следствия. И что с задержанным делали в эти два часа, и что могли подложить ему в куртку и джинсы – можно только догадываться.  
Недокументированное задержание является одним из основных предметов рассмотрения жалоб в Европейском Суде по правам человека и тот факт, что задержание не было надлежащим образом зафиксировано, признается грубейшим нарушением. 
Собственно, московские полицейские не особо утруждали себя соблюдением закона даже по тем документам, которые остались в деле. 
Регистрация факта доставления лица в дежурную часть – в соответствии с приказом МВД №389 от 30.04.2012 г. -  осуществляется оперативным дежурным незамедлительно в «Книге учета лиц, доставленных в дежурную часть».  Момент задержания – в соответствии со ст.5 УПК РФ - момент фактического лишения свободы передвижения подозреваемого.  А протокол задержания  - в соответствии со ст.92 УПК РФ – составляется в срок не более 3 часов после доставления в орган дознания. 
Даже если считать, что задержание состоялось в 23:50, запись в «Книге…» была сделана в 3:30, а протокол задержания оформлен в 12:40. 

ТАК СКОЛЬКО БЫЛО ДОСМОТРОВ: ДВА ИЛИ ОДИН? 
В деле достаточно фактов, которые позволяют усомниться в версии следствия, что досмотр был один. 
1. 
Опер Аношенков утверждает: понятых он пошел искать по просьбе дежурного Федотова и пригласил первых попавшихся ему на улице двух человек. 
Понятой Ахимнюк заявил, что к нему подходили на улице двое полицейских, а не один и сказали, что у задержанного имеются наркотики; а понятой Старостин и вовсе заявил, что двое полицейских приезжали к нему на работу (он работал охранником), попросили поучаствовать в качестве понятного и привезли в отдел полиции на машине. 
2. 
Полицейские Аношенков, Поляков, Федотов утверждали, что досмотр осуществлялся только Федотовым с участием понятных, а Аношенкова и Полякова в кабинете при досмотре не было. 
Ахимнюк утверждал, что при досмотре находились 3 сотрудника полиции: один в портупее и с кобурой проводил обыск, двое других – те, которые его пригласили. 
По словам Старостина, в досмотре участвовали 2 сотрудника полиции: один обыскивал, другой писал протокол. 
3-4-5. 
Ахимнюк утверждал, что при досмотре Евгеньев раздевался полностью, снимал носки и трусы, а понятой Старостин – что тот раздевался до трусов. 
Ахимнюк утверждал, что у Евгеньева нашли 2 свертка, а понятой Старостин – что один маленький спрессованный кусок, а про второй подтвердил только после «настоятельных попыток прокурора». 
Ахимнюк подтвердил, что второй понятой был мужчина лет сорока, Старостин указал, что второй понятой был примерно одного с ним возраста, т.е. до 30 лет. 
6. 
Старостин утверждал в суде, что после осмотра ночью с 13 на 14 октября все документы (включая его допрос) были оформлены сразу и его больше никуда не вызывали. Однако в деле присутствует допрос Старостина от 15 октября в котором часть выполнена рукописным способом, а часть – с помощью компьютерного набора. При этом на протоколе допроса рукописного текста понятного «…с моих слов записано верно и мною прочитано»  не имеется, а его подпись в суде не сверялась, поскольку Старостин допрашивался в суде с помощью видеоконференцсвязи. 

Напомним: Евгеньев уже на следующий день после задержания утверждал, что на первом досмотре были двое полицейских, на втором – трое. Вряд ли он мог предполагать, какие показания будут давать понятные в суде. 
Судья Д.Зиняков противоречия в показаниях признал «несущественными» и встал на сторону обвинения, что досмотр был один. 

ИЗБИЕНИЕ В ПОЛИЦИИ И ОТКАЗЫ В ХОДАТАЙСТВАХ 
На первом же допросе днем 14 октября Евгеньев заявил, что он был в полиции избит и присутствовавший на допросе защитник письменно выступил с заявлением о выемке части одежды у Евгеньева (для проведения биологической экспертизы) и о проведении его медосвидетельствования. 
Следователи А.Брянцев и А.Прокопенков дважды отказали, поскольку «…у следствия нет данных о том, что Евгеньеву были причинены телесные повреждения». 
И все-таки защитникам удалось добиться проведения проверки по заявлению Евгеньева о его избиении. В возбуждении дела против полицейских ожидаемо отказали, но при проведении проверки Горнеева на полиграфе («детекторе лжи») «…выявлены психофизиологические реакции, позволяющие достоверно установить, что время задержания в протоколе не соответствует действительности, а в кабинете полиции он нанес задержанному хотя бы один удар». 
К слову сказать, оперуполномоченный Поляков через месяц после задержания Евгеньева был уволен из органов внутренних дел «… за управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения». 

 В дальнейшем следователь Прокопенков отказывал: 
- в изъятии переписки с Давидом в сети «ВКонтакте» 
- в установлении автомобиля, на котором был доставлен Евгеньев в полицию 
- в изъятии видео с камеры видеонаблюдения при входе в холл  дежурной части полиции; уличных, дорожных камер видеонаблюдения 
- в установлении местоположения телефонов полицейских и понятых в ночь задержания 
- в проведении дактилоскопической и судебно-биологической экспертизы о наличии (отсутствии) отпечатков пальцев Евгеньева и Горнеева на изъятых свертках. 

ВСЕ СОМНЕНИЯ ТОЛКУЮТСЯ В ПОЛЬЗУ… СЛЕДСТВИЯ 
Евгеньева задержали значительно раньше зафиксированного в протоколе времени в 23:50. Доказательства тому – биллинг телефона в совокупности с показаниями Поповой и Аношенкова. И несколько часов до 23:50 долго о чем-то «договаривались», в том числе и «неформальными методами». 
Судя по всему, и досмотров был не один, а два, поскольку расхождения в показаниях оперов и понятных как раз существенные. 
Двух этих оснований достаточно для того, чтобы дело рассыпалось. И для оправдания совершенно не важно, что тут виной – разгильдяйство полицейских, не сумевших оформить доказательства или фальсификация этих самых доказательств ради «палочки» в отчетах. 
Подбрасывали полицейские свертки с наркотиками или нет установить сейчас невозможно, хотя то, что они врали в других вопросах (полиграф тому свидетель) дает основания подозревать их и в совершении подобного преступления. 
Нежелание следователей проводить реальное расследование (к примеру, экспертиза отпечатков пальцев на изъятых свертках многие сомнения могла бы развеять) также говорит в пользу подсудимого. 
Есть и много других деталей и сомнений в пользу Евгеньева. К примеру, экспертиза показала отсутствие наркотических веществ на срезах ногтевых пластин, ладонях и одежде Евгеньева; а описание параметров изъятых веществ отличаются в протоколе обыска и заключении эксперта. 

Увы, но в нашей перевернутой судебной реальности сомнения как раз толкуются в пользу следствия. 

Петицию «Освободите журналиста Андрея Евгеньева, осужденного по сфабрикованному делу», (адресат петиции - ФСБ, Следственный комитет, Мосгорсуд, Верховный суд) подписали за сутки более 185 человек. 
Вы тоже это можете сделать - ЗДЕСЬ.
 
Сергей КУСТОВ

Видео последнего слова Евгеньева (пользователь youtube - "emela37") 


Нашли ошибку? Выделите мышкой и нажмите Ctrl+Enter
21.12.2017 21:25 2792 0
За
82% (9)
Против
18% (2)

Комментарии: 0