ДЕЛО КУЛИКОВА: за что грозит 11 лет бывшему вице-губернатору области

Бывшего первого зама губернатора Ивановской области Дмитрия Куликова обвиняют по двум статьям УК, которые связаны с разными историями.
Согласно первой, он пообещал бывшему главе города Иваново Вячеславу Сверчкову оказать поддержку в установке «умных установок» в областном центре и получил за это лично от представителя Сверчкова - Главчева в период с 26 сентября 2014 года по 4 марта 2015 года 5 раз по одному миллиону рублей. При этом следствие называет эти действия не взяткой, а мошенничеством – якобы, Куликов не мог и не оказывал никакой поддержки, а просто обманывал Сверчкова. 
Об этой истории - первая часть рассказа о суде против бывшего второго лица в правительстве области.


ЗЕМЕЛЬНЫЕ УЧАСТКИ БЫЛИ ВЫДАНЫ БЕЗ «СОДЕЙСТВИЯ» КУЛИКОВА 

В 2014 году бывший глава города Иваново Вячеслав Сверчков получил взятку от депутата Саррафа Мамедова в размере 12,76 миллиона рублей за оказание содействия в выделении 50 земельных участков под «умные остановки». (Находясь под следствием Сверчков эти факты признал и 17 мая 2017 года был осужден на 5 лет)
По словам Сверчкова, желая заручиться поддержкой правительства области, в 2014 году он встретился с губернатором области (на тот момент) Павлом Коньковым, который проект остановок одобрил и отправил Сверчкова «взаимодействовать» со своим помощником Куликовым. (Коньков, к слову, факт такого разговора отрицал)
Сверчков утверждает, что Куликов на встрече (она состоялась в период январь - апрель 2014 года) потребовал от него деньги за «содействие», при этом сумма не была оговорена и размер «выплат» Сверчков решил определить сам. Под «содействием» Сверчков понимал следующее: «…если возникнут трудности с предоставлением участков, то Куликов мог дать устное распоряжение главе администрации г.Иваново и тем самым разрешить вопрос положительно»

Однако по всем земельным участкам были приняты положительные решения на комитете Ивановской городской Думы, комиссии по землепользованию, а мэр (на тот момент Александр Кузьмичев) подписал постановления о выделении земельных участков.
Правда, произошло это без всякого содействия Куликова и без передачи ему денег.
В приговоре по делу Сверчкова суд так и указал: «Поддержка Сверчковым и одобрение депутатами проекта устройства остановочных павильонов способствовало принятию комиссией по землепользованию, а затем и главой администрации г.Иванова положительного решения о предоставлении земельных участков под остановочные павильоны».

Ни один из свидетелей, включая мэров Кузьмичева, Золкина, Хохлова не говорили о том, что Куликов кого-либо из них просил оказать содействие по данным остановкам. Более того: сам Сверчков заявил, что Кузьмичев ему пообещал, что препятствий по выделению участков в аренду не будет.
Кузьмичев и Золкин заявили, что у них и не было возможности отклонить постановления о выделении земли, поскольку все документы соответствовали регламенту, а не подписание было бы превышением полномочий.
НА ПОЛЯХ
1. Зачем Сверчкову «услуги» Куликова, если он смог на личной встрече получить согласие на проект от губернатора, а все вопросы по выделению земли в мэрии решались при полной поддержке Кузьмичева и без какого-либо участия Куликова?
2. Если Куликов обманул Сверчкова, (он обвиняется в мошенничестве), то непонятно, в чем же конкретно обманул, если участки не только были предоставлены, но по закону и не могли быть не предоставлены?
 
ПОСРЕДНИК НИЧЕГО НЕ ВИДЕЛ И ПУТАЕТСЯ В ПОКАЗАНИЯХ

Из показаний Сверчкова следует, что уже после того, как решения по участкам были приняты, он захотел все-таки заплатить Куликову. Для этого летом 2014 года, когда они оба находились в машине на парковке у офиса «Единой России» на пл.Революции, познакомил его со своим посредником – Константином Главчевым. (На допросах Главчев признает, что знал Куликова ранее)
На основании показаний Главчева, Сверчкова и факта звонков между Куликовым и Главчевым в указанные дни следствие утверждает, что Главчев передавал Куликову по одному миллиону рублей пять раз в одном и том же здании (Громобоя, 1а): 26 сентября, 29 декабря, 30 декабря 2014 года, 18 февраля и 4 марта 2015 года.

Однако Главчев на очной ставке стал утверждать, что встречался с Куликовым не пять, а всего лишь 2-3 раза, а потом и вовсе заявил, что денег, которые он, якобы, передавал в пачке Куликову, не видел.
И когда адвокаты вышли из кабинета между следователем Куйданом и свидетелем Главчевым случился вот такой диалог:
Куйдан: А чего вы нервничаете-то?
Главчев: Да какая-то неприятная ситуация.
- Вы знаете, вы топите Вячеслава Михайловича вообще-то сейчас.
- А сейчас чего нужно-то?
- Ну, я не знаю: «Возможно – деньги». Деньги, конкретно деньги были! А то вы не видели?! Вы сами отсчитывали в декабре! Сами говорите! Если будут сейчас такие вопросы задавать, конкретно говорите: «Деньги!»
- Хорошо, но я и сказал, что предположения граничат с уверенностью.
- А то: «Два-три раза» Пять раз это было всё! Я вам еще раз говорю: если будут какие-то вопросы, компромат, там, я все это пресеку…
Далее вся очная ставка превратилась в «поддавки» для Главчева со стороны следователя, который снимал большинство вопросов адвокатов.  Полностью расшифровку можно прочитать ЗДЕСЬ
А послушать – на прилагаемом видео:


Почти сразу после обнародования скандальной записи, (где свидетель спрашивает «что нужно?», а следователь понуждает свидетеля, что и как говорить) руководитель ивановского Следкома Александр Булаев наградил следователя Павла Куйдана – вероятно, за столь вольную процессуальную «находчивость».
Тем самым Булаев всем показал, как правильно нужно "работать" со свидетелями.
НА ПОЛЯХ
3. Если следователь Куйдан так беспардонно учит свидетелей, что и как «правильно» говорить на очной ставке, сам свидетель при этом исходит из того, что ему надо помочь Сверчкову, то чего стоят такие свидетельские показания?
4. Если Главчев не видел и не пересчитывал деньги в передаваемых пачках, то сумма подсчитана только Сверчковым и никем более.


ПОДСЛУШАННЫЕ РАЗГОВОРЫ СВЕРЧКОВА

Кроме показаний Сверчкова и Главчева, фактов телефонных соединений между Главчевым и Куликовым, следствие предъявило еще и записи разговоров Мамедова со Сверчковым, на которых последний утверждает, что передавал деньги «наверх».
Напомню, что с конца 2014 года происходит смена руководства города (прежний мэр Кузьмичев ушел работать в замы к губернатору Конькову, некоторое время исполнял обязанности главы администрации Золкин, затем мэром стал Хохлов).
И в этот момент Мамедов осознает, что все выданные разрешения не дают ему право торговли на остановках, а без торговли «умные остановки» ему не нужны.

Сверчкову пришлось оправдываться в разговорах перед Мамедовым, когда тот стал требовать деньги обратно:
 - Пойдем к губернатору вместе, Сарраф, возвращать. У меня другого выбора нет. Я из карманов (деньги) не достану… Давай встречаться с губернатором, давай с Хохловым разговаривать. Потому что одно дело, если Сверчков себе положил все в карман – тогда, пожалуйста. А так, в этой ситуации…
Ты сейчас говоришь: «Я Вам деньги давал» Я согласен с тобой. Но отвечать должны все консолидировано… Я С Кузьмичевым посажу его, скажу: Саш, был разговор? Был. Ты решал? Ты был в этой ситуации? Был.
Если бы вопрос застопорился и ничего не решалось и никаких перспектив, тогда можно было бы ставить вопрос ребром. Я бы тебя брал за руку, шли бы к губернатору, сказал: «Павел Алексеевич, вот Сарраф Абильфатович участвовал в общих делах и получилось так, что мы условия, которые оговаривали в начале, не выполнили. Пускай, он тогда говорит от первого лица. Я на себя тоже не хочу ответственность брать. Это не коммерческая сделка между двумя людьми, это были договоренности и с ним, и с руководством города, и области, и тобой, поэтому давай разговаривать.
Не для передачи: я Кузьмичеву за 2 миллиона квартиру купил из твоих денег, понимаешь? А сейчас он говорит: «Да меня это не е….» Я говорю: «Не пойдет, Саш, так; давай думать, решать, ходить к Хохлову вместе, а не я один».
А второе, я тебе скажу: деньги Павлу Алексеевичу отдавали шесть миллионов. Давай сейчас Диму тогда подтянем, я с ним буду встречаться, разговаривать. Сказать: «Дим, деньги тебе Главчев привозил, давай думать. Иди к Павлу Алексеевичу, давай варианты искать». (Но если ты пойдешь сам к Диме), он скажет: «Я не брал».
Я был на должности, выполнял определенную общественно-политическую нагрузку, у тебя брал деньги и тратил, относил половину губернатору, половину по городу и так далее…
Я тебя не обманывал. А то, что произошел форс-мажор, раз. Во-вторых, все вот эти кадровые перестановки начались раньше… Если бы мы с Кузьмичевым добыли до сентября, если бы Морозова не взяли, много вопросов мы решили бы, много. Понимаешь?
НА ПОЛЯХ
5. Сверчков в этих разговорах говорит о 6 миллионах «Павлу Алексеевичу», (на следствии – о 5 миллионах, и что Коньков был не в курсе взятки). Говорит о том, что, якобы, Кузьмичеву давал взятку, (на следствии – что давал в долг). То есть Сверчков признал на следствии, что врал Мамедову, пытаясь оправдаться и не возвращать тому деньги. Обвинение вслед за Сверчковым говорит: да, Сверчков врал Мамедову, но вот во фразе про «Диму» - не врал.
6. Если Сверчков утверждает, что Куликов его «прикрывал», то почему Мамедову он говорит о том, что причина проблем с остановками – отставка Сверчкова, Кузьмичева и арест Морозова?
7. Сверчков предлагает Мамедову пойти к губернатору «решить вопрос», но ни одной такой встречи так и не было организовано – в том числе и встречи с Куликовым.
И вот еще один красноречивый факт.
Когда Мамедов потребовал деньги обратно, Сверчков обращался во многие инстанции, собирая деньги. И вернул их. Однако Сверчков не звонил и не встречался с Куликовым – которому он, якобы, передал половину взятки Мамедова.


КАК ВСЕ БЫЛО ПО ВЕРСИИ ЗАЩИТЫ

По словам Куликова, Сверчков ни о каком проекте земли под остановки ему не рассказывал, никакого содействия в продвижении проекта Куликов не обещал и не оказывал.
Если с Мамедовым Сверчков в 2014 году связывался по телефону более 80 раз, то единственный звонок за год от Куликова Сверчкову зафиксирован в марте 2014 года. Он касался обсуждения перечисления средств из губернаторского фонда на марафон «Ты нам нужен», который создал и курировал Сверчков. (Выписка о перечислении средств из фонда это подтверждает)
Была и единственная встреча – летом 2014 года – когда Сверчков жаловался Куликову на нескладывающиеся отношения с губернатором и «…проводил самопрезентацию».
Что касается звонков и встреч с Главчевым, то Куликов объясняет их так.
26 сентября Главчев, возможно, звонил поздравить его с новой должностью (22 сентября Куликов был назначен первым замом губернатора)
29 декабря был звонок и была встреча. В коридорах власти обсуждали возможную подачу Куликовым документов на должность мэра Иванова, и Главчев пытался выяснить свое место и место Сверчкова в новых реалиях.
18 февраля 2015 года Главчев приходил к Куликову узнать, кто же все-таки будет мэром Иванова (за два дня до этого Куликов отозвал свое заявление на конкурс), а 4 марта Главчев пытался выяснить будущее своего шефа, поскольку в марте заканчивались полномочия Сверчкова как главы города.


СЕМЬ ЛЕТ ТЮРЬМЫ – НА ОСНОВАНИИ ПОКАЗАНИЙ ДВУХ ЧЕЛОВЕК

Что из всего этого получается?
Показания Сверчкова и Главчева в части передачи неких «пачек» Куликову косвенно подтверждаются двумя доказательствами:
- звонками между Главчевым и Куликовым в том числе в периоды, когда Мамедов передавал деньги Сверчкову и Главчеву
- тайно записанными оправданиями Сверчкова перед Мамедовым, где фигурирует «Дима», которому, якобы, передавал деньги Главчев.

Могут ли слова двух человек и два эти доказательства, собранные воедино, быть достаточным подтверждением того, что Куликов брал у Сверчкова 5 миллионов рублей?
Чтобы упрятать человека на 7 лет в тюрьму (а именно столько попросил прокурор по данному эпизоду обвинения) доказательств явно маловато даже если поверить Сверчкову и Главчеву.

Но для обвинения усугубляется все тем, что верить этим персонажам нет оснований.
У Сверчкова стопроцентный мотив к оговору: рассказывая про Куликова, Сверчков выторговывал себе условный срок за взятку, именно это ему пообещали силовики. По факту же рассказ про Куликова снизил Сверчкову тюремный срок – в 2 раза.
Благодаря следователю Куйдану (который – судя по записи - любит давать незаконные подсказки) Сверчков и Главчев могли скоординировать и свои показания, и факты звонков.
А о наличии у оперативников записи разговора с Мамедовым Сверчков знал еще до своего задержания.

Доверие к Главчеву тоже нулевое – Куйдан на записи принуждает его дать другие показания не в поисках истины, а потому что если не скажешь как надо, «…Сверчкова закопаешь». (Главчев – друг Сверчкова, они знакомы 20 лет)
Стоит отметить и другой факт: решением суда показания Главчева на месте, где, якобы, передавались деньги (Громобоя, 1) были признаны недопустимым доказательством, настолько топорно работало следствие – на видео следственного эксперимента показания по факту давал не Главчев, а следователь, который учил его что и где показывать.
Наконец, в любой момент против Главчева может быть возбуждено уголовное дело за посредничество во взяточничестве – на этом крючке он висит с самого начала следствия.

А о том, как Главчев и Сверчков дают в разное время разные показания можно написать не одну страницу, но будем экономить время. (Даже следствие хотело проверить показания Главчева на полиграфе – но не смогло это сделать)

Так вот если признать показания двух этих персон ангажированными, то и звонки Главчева, и тайно записанные оправдания Сверчкова перед Мамедовым превращаются в труху, а не доказательства.
Деньги не обнаружены.
Никто кроме Сверчкова не подтверждает договоренности с Куликовым, за что передавались деньги и в каком размере.
Никаких других материалов (записей переговоров, видеофиксации встреч, иных свидетелей) среди доказательств нет.
Нет записей, свидетельствующих о переговорах Куликова с какими-либо лицами, подтверждающие факт передачи денег.
Сам Куликов логично объясняет все звонки и встречи с двумя свидетелями обвинения.


НАСЛЕДНИКИ НКВД САЖАЮТ ТЕПЕРЬ НА ОСНОВАНИИ ДВУХ ДОНОСОВ

Из материалов дела следует, что теперь 2 человека, сговорившись, пару раз созвонившись и встретившись с каким-либо чиновником легко могут обвинить его в получении взятки и силовики без всяких сомнений доведут такое дело до суда.
Если в 1937 году достаточно было одного доноса, то в 2019 году нужно, чтобы такой донос подписали двое.
Осталось выяснить – а суд у нас тоже теперь отправляет за решетку по навету уголовника, который выторговывал себе меньший срок, и его друга, выполнявшего роль посыльного на взятках? 

Сергей КУСТОВ



Вторая история, по которой обвиняется бывший первый зам губернатора - аренда Куликовым машины у ЗАО «Компания Мегаполис». Поскольку Куликов оплатил аренду за 27 месяцев только после расторжения договора и будучи под домашним арестом, следствие посчитало пользование машиной взяткой за лоббирование Куликовым в правительстве области продажи документации Комбината синтетического волокна.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
 


Нашли ошибку? Выделите мышкой и нажмите Ctrl+Enter
23.07.2019 : 518 0
За
NAN% ()
Против
NAN% ()

Комментарии: 0